23° 19° ночью
56.27 62.92

Интервью

Рустам Рахматуллин: «Главный турист в Москве – это москвич»

0 комментариев 1 просмотр за сутки

Почему вы согласились на эту встречу? Ведь бизнесмены – это не совсем ваша целевая аудитория.

- Не вожу экскурсии только для детей и для иностранцев, исключая русистов. Мне интереснее работать с подготовленной аудиторией, поскольку приходится говорить о сложном. Например, в этом году начал читать курс «Москвоведение: метафизика города» в МАРХИ.

Если в архитектурном вузе не было прежде москвоведения, можно ли требовать знания Москвы как предмета, например, от бизнесменов?

В нашем городе более 8 500 памятников архитектуры и истории. Это действительно целая наука. Столица невместима, ее очень сложно выучить, еще сложнее понять. А от невежества до вандализма один шаг. То есть столица находится под особенно сильной угрозой.

Но и спрос на такое знание будет всегда.

- Если есть такой большой спрос, почему не развивается туризм?

- Необходимо понимать, на какого туриста мы рассчитываем, кому преподносим Москву. Убежден, главный турист в нашем городе – не иностранец и вообще не приезжий, а москвич. Это миллионы людей.

- Тогда почему сейчас разрушают культурный образ Москвы?

- 20 лет мэрия города поощряла вандализм. Департамент туризма, например, не протестовал против разрушения памятников архитектуры, против искажения исторических видов. Но если город не интересен самому себе, он не интересен никому.

Главная проблема Москвы – продолжение вандализма. Как с домом Болконского, с «Черным двором» Екатерининской больницы, с Круговым депо. Если кому-то позволяется надстроить два этажа на голове у Льва Толстого, то есть на доме из «Войны и мира», то о туризме лучше забыть.

- Почему вы выбрали для себя эту сферу работы?

- Градозащита — не работа, а способ существования. И краеведение – не работа, а удовольствие. Я веду краеведческий сериал на телеканале «Россия-24», пишу книги, провожу экскурсии, читаю лекции. Мне нравится наблюдать, как человек распознает Москву. Мой друг-поэт сказал: «Культура – это распознавание». Когда человек, которого ты ведешь по городу, получает ключ от него; когда ты видишь, что перед ним открываются незримые ворота города, — это дорогого стоит. Вход в город как выход за границы своего представления о городе.

- Каковы ваши впечатления после встречи со слушателями программы Executive MBA?

- Аудитория была хорошо подготовлена. Слушатели приняли сложную систему координат, в которую поместилась простая информация.

- Что нужно понять бизнесу, чтобы сохранить исторический облик Москвы?

- Бизнесу нужно понять, что деньги должны быть долгими. Историческую недвижимость нельзя использовать как сырье, набрав левых бюджетов и надстраивая по 7 этажей на здание. Не нужно сверхприбыли, пусть будет просто прибыль, и пусть она будет не сразу. Например, в Риме никому в голову не приходит что-то сломать. Ничего, бизнес там существует. Рим продается визуально, а это и есть настоящий туризм.

- Причина в нашем менталитете?

- Причина – дикий капитализм, когда решили, что время рвать. Городская власть при Лужкове просто слилась с бизнесом. 20 лет можно было делать что угодно. Поэтому эксцессы, как с домом Болконского, будут, к сожалению, возникать еще не раз. А городское сообщество взрослее своего правительства. Только ответственное поведение всех участников событий может что-то изменить.

- В таком случае, почему Архнадзор работает только в Москве? Разве в других регионах нечего защищать?

- Архнадзор работает только в Москве, но дружит с региональными градозащитными движениями, консультирует, координирует действия. Как краеведы, мы неплохо знаем Россию, даже всю Русь – Украину, Белоруссию, но на большее пока не решаемся.

- Если бы вам сейчас предложили создать законопроект, который точно будет принят, что бы вы в нем написали?

- Ответ готов: «Архнадзор» в составе большой рабочей группы экспертов при Госдуме давно подготовил пакет поправок к Федеральному закону №73 «Об объектах культурного наследия…» Но поправки лежат под сукном — блокируются различными лобби. В этих поправках содержатся очень много недостающих глав и статей. Не хватает «административного ресурса» для продвижения проекта.

- Вы думали использовать для этого возможности интернета?

- Обсуждать поправки в итернете всерьез трудно. Но организовать кампанию по их продвижению необходимо.

Пока же, как говорил Мераб Мамардашвили, наше мышление напоминает жевание без проглатывания. Приходится объяснять не букву закона, а смысл.

Старый город – это сумма памятников, где творчество ограничено. Там может быть простор только для творчества реставратора. Если точнее, можно выделить три типа «клеток» на карте города. Есть собственно памятники и их территории, где применяется только реставрация. Есть зоны охраны этих памятников – внешние пояса защиты, где новое строительство ограничено весьма определенными условиями. И есть не обремененные правовыми ограничениями земли – там можно делать что хочешь. В Москве эта сетка режимов в целом сформирована. Нужно понимать, что это сетка, накинутая поверх кадастровой сетки, это не имущественные единицы, не земельные участки. Бизнес должен работать в этой сетке, не пытаясь обманывать, хитрить, игнорировать или перечерчивать границы.

Если чиновник согласует проект, противоречащий режиму территории памятника или режиму зоны охраны, дело может получить видимость законности, но не станет законным. Такой чиновник выходит из правового поля. В этих случаях должна подключаться прокуратура, общество само не справится.

- Чем ценнее объект, тем проще объяснить ситуацию прокурору?

- Не всегда. Если решение приняло правительство Москвы, городской прокурор вряд ли поможет.

В сущности, речь идет о защите границ культуры. Если на них нападают – это война. Потому что границы создаются для мира.

- Почему вы против решения о вынесении правительства из административного центра Москвы?

- Вынос столицы из столицы – это нонсенс. Кроме того, в русской истории это всегда катастрофа – грозненская опричнина, петровская Яуза…

- Что сейчас нужно сделать, чтобы ситуация перестала быть настолько критичной?

- Думаю, нужно понять, что Москва реально перешла под федеральный контроль. Но федералы не должны требовать для себя исключений из охранного законодательства. Судьба «Детского Мира» и стадиона «Динамо», Александровского сада и Тайницкого сада Кремля, дома Болконского и Кругового депо не должна повториться. Закон един для всех.

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.
Все интервью

Смотрите также

Вход

Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь!